1. Главная
  2. Блог
  3. Субсидиарная ответственность
  4. Общие правила защиты от субсидиарной ответственности

Общие правила защиты от субсидиарной ответственности

Самое главное правило: начинать защищаться нужно как можно раньше. Вот небольшая статистика шансов на успех, которую мы собрали исходя из своего опыта, а также наблюдая за другими делами по субсидиарной ответственности.


Оглавление:

1. Как защититься от субсидиарной ответственности за совершение сделок, причинивших вред кредиторам

2. Как защититься от субсидиарной ответственности за утрату или искажение документов бухгалтерского учета

3. Как защититься от субсидиарной ответственности за неподачу заявления должника

4. Как защититься от субсидиарной ответственности за налоговые нарушения

5. Как защититься от субсидиарной ответственности за утрату или искажение корпоративных документов

6. Как защититься от субсидиарной ответственности за невнесение сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ


Чем раньше будут приняты меры по защите от субсидиарной ответственности, тем выше вероятность удачного исхода.

Чем раньше будут приняты меры по защите от субсидиарной ответственности, тем выше вероятность удачного исхода.

Чем раньше вы начнете заниматься проблемой, тем больше шансов избежать субсидиарной ответственности или снизить ее до минимума.

Не стоит надеяться на то, что кредиторы до последнего не узнают о ваших финансовых проблемах. Наоборот, они узнают об этом довольно быстро. Например, из ЕФРСФДЮЛ. Уже сейчас в этот реестр вносятся сведения об уменьшении чистых активов компании, сведения о введении процедуры наблюдения, о недостаточности имущества, об обременении залогом движимого имущества (п. 7 ст. 7.1 Закона о госрегистрации юрлиц и ИП).

Владея такой информацией, кредиторы могут быстро оценить ваше финансовое положение и приготовиться к подаче заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Кроме того, из ЕФРСФДЮЛ кредиторы могут узнать о том, что в отношении вас кто-то собрался подавать заявление о банкротстве. Такие сведения появляются в реестре уже за 15 дней до подачи заявления (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве).


Поэтому на самой ранней стадии, когда еще только возникли первые финансовые трудности, можно уйти от банкротства. Это будет самый надежный способ избежать субсидиарной ответственности или по крайней мере хорошенько подготовиться к возможным претензиям.

На самой последней стадии, когда уже идет судебный процесс, что-то придумать очень сложно, так как времени совсем мало. Тут остается рассчитывать на какие-то процессуальные ошибки кредиторов или арбитражного управляющего либо на плохую доказательную базу.


 

Как защититься от субсидиарной ответственности за совершение сделок, причинивших вред кредиторам

Прежде всего нужно разобраться с понятием сделок, которые причиняют имущественный вред кредиторам. Это сделки, после которых у компании-должника уменьшается имущество или увеличиваются убытки и она не может расплатиться с кредиторами, нанося тем самым им вред.

Но не всякий убыток и не всякое выбытие имущества можно рассматривать как основание для субсидиарной ответственности. Если бы было так, то к ответственности можно было бы привлекать любого директора. Убытки и потеря активов – это нормально для экономической деятельности, которая всегда ведется в условиях риска.

Для того чтобы избежать субсидиарной ответственности, важно, чтобы:

1)   Убытки (уменьшение активов) не были умышленными;

2)   Директор при этом действовал в интересах компании, а не в своих личных интересах;

3)   Директор пытался исправить последствия таких неудачных сделок (например, разработал план сокращения расходов или добился заключения новых выгодных для компании договоров).


Закон о банкротстве прямо предусматривает освобождение от ответственности за причинение вреда кредиторам, если директор докажет, что (п. 10 ст. 61.11 Закона):

1)   Действовал согласно обычным условиям гражданского оборота (например, выбирал контрагентов, которые предлагали выгодные условия и не вызывали подозрений);

2)   Действовал добросовестно и разумно в интересах компании, не нарушая при этом интересов кредиторов;

3)   Заключал сделки для предотвращения еще большего ущерба кредиторам.


Если не доказать все эти факты, то субсидиарной ответственности избежать не удастся. Вот пример из судебной практики – Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 октября 2017 г. № 11АП-12955/2017 по делу № А65-1147/2014.

Директор компании-должника безвозмездно перечислил деньги нескольким фирмам. В результате компании стало нечем расплачиваться с кредиторами.

Несмотря на то что суд признал эти сделки недействительными и потребовал возврата денег, компания-должник так ничего и не получила, поскольку фирмы уже ликвидировались. Конкурсный кредитор подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности директора, и это заявление было удовлетворено.


В ходе судебного разбирательства директор не смог объяснить, зачем он перечислил деньги, какую цель преследовал. Было отмечено, что руководитель не представил доказательств того, что действовал добросовестно и разумно в интересах должника, не нарушая при этом имущественные права кредиторов.

Есть и примеры дел, в которых директорам удавалось доказать свою невиновность в неплатежеспособности фирмы: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 9 августа 2016 г. № Ф03-3336/2016 по делу № А73-12809/2014.

Директор от имени фирмы продал принадлежащие ей нежилые помещения. Конкурсный управляющий посчитал, что эта сделка причинила вред кредиторам, так как после продажи недвижимости компания лишилась доходов от сдачи в аренду.

Но директор представил в суд доказательства того, что объекты недвижимости были проданы по цене, которая больше цены их приобретения. Кроме того, он пояснил, что банкротство компании возникло не от продажи имущества, а от того, что из-за низкой рентабельности пришлось закрыть несколько торговых точек.


Еще один важный критерий, который обязательно нужно проверять, разрабатывая стратегию защиты, – это существенность причиненного вреда.

Из подп. 1 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве четко следует, что презумпция вины директора работает, только если кредиторам причинен существенный вред. Соответственно, если вред несущественный, директор уже не считается автоматически виновным. Кредитору или конкурсному управляющему придется доказывать, что именно эта спорная сделка привела к неплатежеспособности и что директор умышленно ее совершил, хотя и знал о неблагоприятных последствиях.

Доказать это будет сложно, потому что несущественные сделки сами по себе редко приводят к банкротству. Необходимы и другие факторы, которые тоже должны быть доказаны кредитором или арбитражным управляющим.


Но о размере вреда, который считается существенным, в Законе ничего не говорится. Из разъяснений Верховного Суда РФ и ФНС России следует, что вред будет существенным, если соблюдается хотя бы один критерий (п. 4.1.1 Письма ФНС России от 16 августа 2017 г. № СА-4-18/16148@, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53):

1)   Сумма сделки с активами эквивалентна 20–25 % общей балансовой стоимости компании-должника (крупные сделки);

2)   Выведено имущество, без которого компании будет сложно или невозможно осуществлять хозяйственную деятельность;

3)   Сделка существенно убыточная, например, совершена на условиях, которые существенно отличаются от рыночных в худшую сторону.


Таким образом, во всех остальных случаях обвинение кредитора или арбитражного управляющего в причинении существенного вреда можно оспорить.



Как защититься от субсидиарной ответственности за утрату или искажение документов бухгалтерского учета

В первую очередь нужно убедиться, действительно ли отсутствие или искажение документов бухучета затруднило либо сделало невозможным формирование и реализацию конкурсной массы, ведь только в этом случае может наступить субсидиарная ответственность.

Если конкурсную массу удалось сформировать без этих документов либо у компании в принципе нет никаких активов, которые можно было бы включить в конкурсную массу, то проблемы с бухгалтерией не повлекут субсидиарную ответственность. Это прямо следует из подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве.

Напомним, что затруднение формирования конкурсной массы возникает если (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 53):

√  Невозможно определить основных контрагентов компании, ее контролирующих лиц;

√  Невозможно определить основные активы компании;

√  Невозможно выявить потенциально подозрительные сделки, чтобы оспорить их и пополнить тем самым конкурсную массу;

   Невозможно проанализировать принятые учредителями и руководителем решения в отношении компании, чтобы проверить их на предмет причинения убытков компании.


Таким образом, если отсутствие (искажение) документов не привело к этим событиям, заявление о привлечении к ответственности можно успешно оспорить (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 16 мая 2017 г. № Ф05-15047/2016 по делу № А40-158346/2015, от 20 марта 2017 г. № Ф05-9605/2016 по делу № А40-8112/2015; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 апреля 2017 г. № Ф07-1951/2017 по делу № А21-6038/2014).


Во вторую очередь нужно проверить, правильно ли распределена ответственность, ведь по данному нарушению могут привлечь не только последнего директора, но и бухгалтера, и предыдущего директора (п. 4 ст. 61.11 Закона о банкротстве; ст. 7 Закона о бухучете).

Довольно часто конкурсные кредиторы или арбитражные управляющие подают заявление на последнего директора, хотя виноватыми могут быть и другие лица. В таких случаях размер ответственности последнего директора можно уменьшить за счет привлечения других лиц как соответчиков. Пусть это выглядит не очень благородно, зато директору не придется отдуваться одному за всех, особенно когда речь идет о миллионных долгах.

Если в компании бухучет не был организован вообще, не был назначен главный бухгалтер либо руководитель не принял на себя ведение бухучета, то к субсидиарной ответственности в полном объеме привлекается руководитель. Но если отсутствие или искажение бухгалтерских документов возникло по вине бухгалтера, то он тоже привлекается к ответственности солидарно с руководителем (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 53).

Также возможно солидарное привлечение к ответственности бывших директоров, если документы бухучета были утрачены по их вине и не восстановлены новым директором (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 53).


В третью очередь нужно проверить, есть ли какие-либо уважительные причины, которые могут оправдать руководителя в случае утраты документов. Это позволит снизить размер ответственности либо избежать ее вовсе.

Сразу предупредим, что даже если документы утрачены по не зависящим от директора причинам, это не значит, что он автоматически освобождается от ответственности. В любом случае утраченные документы нужно восстановить. Иначе рассчитывать на снисхождение судей бесполезно (например, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2017 г. № 08АП-13748/2017 по делу № А70-8801/2016).

Вот примерный список доказательств, которые нужно представить суду, если утрата документов произошла не по вашей вине.

                                             Доказательства для защиты от субсидиарной ответственности будут разными в зависимости от ситуации.

Доказательства для защиты от субсидиарной ответственности будут разными в зависимости от ситуации.

  

Если вы не препятствовали передаче документов конкурсному управляющему и приняли все возможные меры по их восстановлению, то указанные доказательства помогут вам избежать ответственности либо снизить ее размер (например, постановления АС Московского округа от 2 октября 2017 г. № Ф05-13471/2017 по делу № А41-34192/15, Восточно-Сибирского округа от 31 октября 2014 г. по делу № А33-1053/2012).



Как защититься от субсидиарной ответственности за неподачу заявления должника

Напомним, что директор должен подать в арбитражный суд заявление о банкротстве своей компании, если (п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве):

√  Удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности компании удовлетворить требования других кредиторов;

√  Наложенное взыскание на имущество компании существенно затрудняет или делает невозможной ее дальнейшую деятельность;

√  У компании появились признаки неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества;

√  Больше трех месяцев у компании есть непогашенная из-за недостатка денег задолженность по выплате выходных пособий, зарплаты и по другим выплатам работникам;

   В других случаях, указанных в Законе о банкротстве.

Заявление о собственном банкротстве нужно направить в арбитражный суд не позднее одного месяца с даты наступления указанных событий, иначе директора могут привлечь к субсидиарной ответственности по долгам, которые появились у компании после того, как истек срок на подачу заявления (п. 2 ст. 9, ст. 61.12 Закона о банкротстве).


В стратегии защиты от субсидиарной ответственности по данному основанию можно выделить несколько основных направлений.


1.  Проверить, правильно ли арбитражный управляющий или кредитор определили дату, от которой нужно отсчитывать срок на подачу заявления должника.

Эта дата влияет как на саму возможность привлечения к субсидиарной ответственности, так и на размер этой ответственности. И в то же время она является слабым местом в данном основании, потому что ее довольно сложно четко определить. В каждом случае все индивидуально, поэтому вокруг этой даты всегда много споров.

К примеру, налоговая инспекция провела проверку и доначислила большую сумму налогов, уплата которой приведет к тому, что компания не сможет рассчитываться с другими кредиторами. Как в этом случае определяется момент, начиная с которого идет месячный срок на подачу заявления должника?


С одной стороны – с момента, когда директору стало известно об итоговом решении по проверке, т. е. со дня вручения этого решения. С другой стороны, директор может быть не согласен с этим решением и собирается его обжаловать. Тогда дата должна сдвинуться на тот момент, когда это решение будет окончательно утверждено судом.

На практике получается, что кредиторы и конкурсный управляющий пытаются сдвинуть начало течения срока на как можно более раннюю дату, чтобы точно был пропуск срока и размер ответственности был больше.

Поэтому всегда нужно проверять, насколько правильно они определили эту дату, и представлять в суд все возможные доказательства, которые влияют на начало течения срока.

Субсидиарная ответственности наступает только при наличии минимум двух кредиторов.

Субсидиарная ответственности наступает только при наличии минимум двух кредиторов.

Вот пример из практики: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 сентября 2017 г. № Ф01-3258/2017, Ф01-3259/2017 по делу № А43-9714/2015.

Кредитор в феврале 2013 г. перечислил на счет компании деньги за выполненные работы. Затем кредитор посчитал, что перечислил деньги ошибочно, и потребовал их возвращения. Компания деньги не вернула, в результате кредитор обратился в суд, который обязал компанию деньги вернуть. Решение суда первой инстанции состоялось в ноябре 2014 г.

Компания была не согласна с решением и обжаловала его, однако суды не удовлетворили ее жалобу, и решение о взыскании вступило в силу в апреле 2015 г.

Компания подала заявление должника в апреле 2015 г., так как взыскание этой суммы привело бы к тому, что компания не смогла бы удовлетворить требования других кредиторов. Однако кредитор посчитал, что компания должна была обратиться в суд с заявлением должника намного раньше – в марте 2013 г., когда прошел месяц с момента ошибочного перечисления денег. В связи с этим кредитор потребовал привлечь директора компании к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника.


Но суд такое требование не удовлетворил, указав на то, что компания долг не признавала, обжаловала решение суда. Решение вступило в силу только в апреле 2015 г., и в этом же месяце компания подала заявление должника. Таким образом, срок не нарушен.

Как видим, отказ директора соглашаться с долгом, послужил тому, что срок подачи заявления должника сдвинулся почти на два года вперед.

В других случаях кредиторы и конкурсные управляющие также часто неправильно определяют начало течения срока. В результате суды отказывают в привлечении руководителей к субсидиарной ответственности.


2. Проверить, были ли признаки объективного банкротства.

Срок на подачу заявления должника отсчитывается именно с даты объективного банкротства, а не с даты формального появления признаков невозможности удовлетворить требования кредиторов (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 53).

Что такое «объективное банкротство», лучше пояснить на примере. Допустим, директор 31 марта из бухгалтерской отчетности узнал, что у фирмы есть признаки неплатежеспособности. Формально от этой даты должен отсчитываться срок на подачу заявления должника. И подать это заявление, по идее, нужно как можно раньше, но не позднее чем через месяц. Но директор знает, что в ближайшем будущем положение фирмы исправится. Уже заключен договор на крупную сумму, и когда фирма исполнит его и получит оплату, все долги будут погашены.

В этом случае есть формальные признаки банкротства, но объективного банкротства нет, ведь у компании сохраняется потенциальная возможность наладить свое финансовое положение.


Допустим, что договор, на который рассчитывал директор, был расторгнут и фирма уже точно не получит оплату. Вот с этого момента и наступает объективное банкротство, когда с учетом всех перспектив понятно, что улучшения финансового положения не будет.

Обязанность директора подавать в суд заявление о банкротстве собственной фирмы возникает именно в момент объективного банкротства. Хотя в Законе о банкротстве об этом ничего не сказано, такую позицию изложил Верховный суд РФ в п. 9 Постановления Пленума № 53.

Поэтому, чтобы избежать возможного привлечения к субсидиарной ответственности или снизить ее размер, вы должны доказать суду, что возникшая неплатежеспособность вашей компании была на тот момент временным финансовым затруднением и у вас был экономический план по восстановлению платежеспособности.

В качестве доказательств можно, например, представить суду:

1)   Переписку с контрагентом, суть которой подтверждает его намерение заключить договор в будущем;

2)   Договор с контрагентом, который подтверждал поступление в будущем денег в размере, достаточном для погашения долгов;

3)   Материалы переговоров, которые подтверждают, что кредиторы готовы были предоставить отсрочку по оплате;

4)   Документы, подтверждающие факт ведения вами переговоров с банками о предоставлении кредитов для восстановления платежеспособности;

5)   Утвержденные планы по сокращению расходов, поиску новых рынков сбыта, по расчетам которых в обозримом будущем планировалось получить прибыль и восстановить платежеспособность.


Вот яркий пример из судебной практики – Определение ВС РФ от 29 марта 2018 г. по делу № 306-ЭС17-13670(3), А12-18544/2015.

ООО «Волгоградский завод буровой техники» было признано банкротом, открыто конкурсное производство. Конкурсный кредитор – ЗАО «ТД Металлургический завод «Красный Октябрь»» – обратился в суд с требованием привлечь директора ООО «Волгоградский завод буровой техники» к субсидиарной ответственности в размере 1 млрд 400 млн руб.

Кредитор посчитал, что директор не исполнил обязанность по обращению в суд с заявлением должника. Компания отвечала всем признакам неплатежеспособности и должна была заявить о своем банкротстве в 2013 г., но не сделала этого.


Суд первой инстанции отказал в привлечении, затем его решение отменил апелляционный суд, а кассация поддержала решение апелляционного суда. В итоге директора привлекли к ответственности, однако он обратился в Верховный Суд РФ, и тот отменил все решения, направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Формально у судов были основания для привлечения директора к ответственности, так как на дату 30 сентября 2013 г. у компании действительно были признаки неплатежеспособности. Но суды не учли, что в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 53 для привлечения к субсидиарной ответственности банкротство должно быть объективным. Это значит, что ситуация должна быть такой, при которой директор мог осознавать, что положение компании точно не улучшится независимо от любых предпринятых им мер.

Объективное банкротство существенно влияет на дату, с которой возникает обязанность подачи заявления должника, ведь даже при формальных признаках неплатежеспособности у компании могут быть перспективы улучшения состояния в будущем. Например, если директор знает, что у компании в ближайшем будущем будут заказы и поступят деньги, заявление должника подавать не нужно, ведь точно не известно, будет компания банкротом или нет.


Как указал ВС РФ, сами по себе кратковременные и устранимые затруднения не могут рассматриваться как безусловное доказательство возникновения необходимости обращения в суд с заявлением о банкротстве.

Нижестоящие суды отталкивались только от бухгалтерской отчетности и не учитывали перспектив улучшения состояния компании. Хотя директор сразу представил судам план по улучшению состояния завода – производственную программу по изготовлению буровых установок по контракту с ОАО «Сургутнефтегаз» на 6 млрд руб. Кроме того, он договорился с банком-кредитором о рассрочке и прощении неустойки.

Суды же оставили эти факты без внимания, а ведь именно они влияют на дату, начиная с которой директор обязан был подать заявление должника. Очевидно, что в то время, пока директор выполнял свою производственную программу и пока исполнение такой программы является разумным, не возникает обязанность подавать заявление должника. А раз так, то и размер субсидиарной ответственности суды определили неправильно.

Возможно, что с учетом новой даты подачи заявления размер ответственности будет равен нулю.


3. Привлечь к участию в споре соответчиков.

Эта рекомендация для тех руководителей, которые приняли фирму уже с долгами. Нередко бывает так, что признаки неплатежеспособности, а следовательно, и обязанность подать заявление должника возникли при предыдущем директоре. В этом случае срок на подачу заявления должника новым директором рассчитывается в особом порядке: разумный срок на проведение финансового анализа фирмы и установление неплатежеспособности + 1 месяц (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 53).

Что значит «разумный срок» – в Постановлении Пленума не говорится, суд будет оценивать это в каждой ситуации индивидуально. Но, можно предположить, что это максимум один – три месяца. Во всяком случае, после формирования квартальной отчетности уже можно оценить положение компании.


Размер субсидиарной ответственности распределяется следующим образом (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 53):

1)   Директор, при котором возникла неплатежеспособность и который первым пропустил срок на подачу заявления, отвечает по долгам, которые возникли с момента истечения срока на подачу заявления и до дня возбуждения дела о банкротстве;

2)   Директор, который принял фирму с долгами, отвечает солидарно с первым директором только по тем долгам, которые возникли со дня истечения разумного срока на финансовый анализ + 1 месяц и до дня возбуждения дела о банкротстве.


Как видим, срок, в течение которого возникшие долги попадают в субсидиарную ответственность, у второго и последующих директоров намного меньше, чем у первого директора, при котором возникла неплатежеспособность. Вполне возможно, при втором и последующих директорах вообще не возникнет новых долгов, тогда и размер ответственности будет равен нулю.

Кредиторы и конкурсные управляющие обычно так глубоко историю возникновения долга не изучают и подают заявление о привлечении к ответственности последнего директора. Однако у вас есть в этом случае реальный шанс уменьшить размер ответственности или вовсе ее избежать, если призвать к ответу бывших директоров.



Как защититься от субсидиарной ответственности за налоговые нарушения

Налоговая инспекция может попытаться взыскать с вас налоги, которые были начислены вашей компании. А в случае, если размер недоимки окажется больше 50 % всех требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр, ваша вина в неплатежеспособности компании становится автоматической (презюмируется) (подп. 3 п. 2 ст. 62.11 Закона о банкротстве).

В этом случае придется представить суду доказательства, которые опровергают вашу вину в налоговых нарушениях и в неплатежеспособности фирмы.


Защищаясь от этой субсидиарной ответственности, нужно:

1.   Проверить, действительно ли размер доначисленных налогов больше 50 % всех требований кредиторов третьей очереди. Не исключено, что налоговая инспекция или арбитражный управляющий неправильно посчитали долю.

В этом случае вы, конечно, не освобождаетесь от субсидиарной ответственности автоматически, но презумпции вашей вины уже не будет. Налоговикам (конкурсному управляющему) придется представить гораздо больше доказательств, чтобы добиться субсидиарной ответственности (п. 3.1 Письма ФНС России). Вполне возможно, что, не имея презумпции, они не смогут доказать вашу вину;


2.   Доказать суду, что вашей личной вины в налоговых правонарушениях нет. Об этом могут, например, свидетельствовать такие факты:

√  Вы не преследовали цели вывести деньги из оборота фирмы, не использовали ее как подставное лицо;

√  Вы не собирались уклоняться от уплаты налогов, не придумывали никаких схем, а те нарушения, которые нашла инспекция, возникли по неосторожности;

√  Вы не получили личных выгод за счет неуплаты налогов;

√  Вы не создавали препятствий для проведения налоговой проверки, не выводили активы в период проверки или после нее;

  Вас не привлекали к уголовной ответственности за налоговые преступления.


Практика показывает, что в таких случаях можно избежать субсидиарной ответственности (например, постановления АС Северо-Западного округа от 30 августа 2017 г. № Ф07-8060/2017 по делу № А66-4243/2016, Московского округа от 31 мая 2017 г. № Ф05-5810/2017 по делу № А41-27743/15).



Как защититься от субсидиарной ответственности за утрату или искажение корпоративных документов

Директора могут привлечь к ответственности за утрату или искажение так называемых корпоративных документов (протоколов собраний учредителей, решений, регистрационных документов, документов, касающихся выпуска ценных бумаг, устава и всех его редакций и пр.) (подп. 4 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

Все эти документы нужны кредиторам и другим заинтересованным лицам для того, чтобы определить круг контролирующих должника лиц, чтобы привлечь их к субсидиарной ответственности.

Если директор не организовал составление и хранение таких документов, то получается, что по его вине нельзя привлечь к ответственности контролирующих лиц, а значит, отвечать тогда придется ему самому. Соответственно, чтобы защититься от субсидиарной ответственности, нужно доказать суду, что искажение или утрата документов не мешают установить контролирующих лиц, а также сформировать и реализовать конкурсную массу (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 53).


Вот случаи, когда утрата корпоративных документов существенно затрудняет формирование и реализацию конкурсной массы:

1)   Из-за отсутствия документов нельзя определить, какие активы есть у компании;

2)   Из-за отсутствия документов нельзя понять, какие сделки были совершены, чтобы проверить их на подозрительность и при необходимости оспорить;

3)   Невозможно понять, какие решения принимали руководитель и учредители фирмы, чтобы проверить, не привели ли эти решения к причинению вреда фирме.


Если никаких подобных последствий от утраты документов нет, то привлечение к ответственности можно успешно оспорить.

Также по возможности вы должны доказать, что утрата документов произошла не по вашей вине и что вы приняли все возможные меры по ее восстановлению.

Не стоит забывать и о соответчиках. Если документы вам не передал предыдущий руководитель, то его тоже можно привлечь к участию в споре. Тогда размер ответственности разделится между вами.



Как защититься от субсидиарной ответственности за невнесение сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ

В процессе деятельности фирмы ее учетные данные, занесенные в ЕГРЮЛ, могут меняться, например: адрес, виды деятельности, размер уставного капитала, руководитель, состав участников и пр. Кроме того, есть ряд сведений, которые нужно вносить в ЕФРСФДЮЛ, например сведения о чистых активах, о признаках недостаточности имущества, о залоге движимого имущества, о результатах аудита (п. 7 ст. 7.1 Закона о госрегистрации юрлиц и ИП).

Только доказав отсутствие вашей вины в долгах компании, можно уйти от субсидиарной ответственности.

Только доказав отсутствие вашей вины в долгах компании, можно уйти от субсидиарной ответственности.

Если не вносить в реестры изменения, которые касаются этих сведений, вас могут привлечь к субсидиарной ответственности. Смысл такой меры заключается в том, что благодаря информации из реестров потенциальные кредиторы могут оценить финансовое положение вашей фирмы и принять решение о сотрудничестве с вами. Если вы искажаете эти сведения или не вносите их совсем, вы можете ввести в заблуждение кредиторов. Будь у них правильная информация, они, возможно, не стали бы с вами работать, а так получается, что вы шли на сделку с ними, зная заранее, что не сможете заплатить по счетам.


В такой ситуации, конечно, справедливо возложить ответственность на директора, ведь именно из-за него у фирмы появились новые долги. Но если невнесение сведений в реестре не привело к обману кредиторов и появлению новых долгов, то перекладывание долгов фирмы на ее директора будет несправедливым.

Значит, чтобы избежать ответственности, вы должны представить суду доказательства того, что отсутствие (искажение) сведений никак не повлияло на проведение процедур в банкротстве и не привело к появлению новой задолженности (п. 25 Постановления Пленума ВС РФ № 53).

 






Андрей Иванов
                           
                            Автор:
                            Андрей Иванов

8 961-169-3000
с 9-00 до 20-00